Балтийская звезда. Пярт, Плакидис, Шмидбергс

Музыку самого признанного в мире эстонского композитора Арво Пярта лучше всего может охарактеризовать им самим взлелеянный стиль минимализма - tintinnabuli. Сам автор описывает его так: “В tintinnabuli я наедине с тишиной. Я обнаружил, что вполне достаточно одного единственного красиво сыгранного звука, и тишина этого звука меня успокаивает.” Summa - одна из работ Пярта, созданная в технике tintinnabuli. Первоначально опус был написан для голосов хора с текстом из части традиционной мессы Credo, но в 1992 году автор подготовил аранжировку для всемирно известного квартета Kronos Quartet. Характеризуя произведение, Арво Пярт в 1994 году сказал: “В произведении Summa я самым строгим образом придерживался своей композиционной системы, но в то же время это и самый загадочный плод моего творчества.” В свою очередь, Solfeggio является первым хоровым произведением композитора а капелла, которое позже было переработано для состава струнного квартета. Cозданное в 1963 году произведение одновременно отражает авангардистский дух Пярта 1960-х годов и использование сонорной техники при сочинении музыки, и в то же время уже приближается к минималистским средствам техники tintinnabuli. Дирижер и исследователь музыки Пярта - Пол Хиллиер (Paul Hillier) однажды сказал, что в этой звуковой среде появляется такое чувство, "что как будто композитор вошел в тайный сад, но еще не готов понять его красоту, которая совершенна сама по себе”.

Эстонский композитор среднего поколения Аге Веэроос описывает свои основные творческие принципы следующим образом: “Импульс к сочинительству у меня рождается из желания узнать больше о музыке, общаться на ее языке и ощутить, как она оживает.” Струнный квартет Lausuja (“Шептун”) рассказывает об эмоционально интеллигентном человеке, который умеет увидеть закономерности мира и может с их помощью помочь и другим. “Мне казалось интересным использовать струнные тембры, чтобы показать, через что проходит этот человек, поэтому об этом квартете можно думать также как о звуке человеческого тела,” - говорит она.

Второй струнный квартет Anno cum tettigonia (“Год с кузнечиком”) литовского классика минимализма Бронюса Кутавичюса обыгрывает программное название произведения, которое содержит понятие года. Опус состоит из 365 тактов, звуков 12 колоколов, и в каждом седьмом такте появляется новая ритмическая структура. Кузнечик — символ года в японской мифологии, но, возможно, он имеет и личное значение в жизни композитора. В одном из интервью композитор как-то признался, какое сильное впечатление произвели на него звуки скрипки в детстве: “Я был удивлен, мне казалось, что это чудо.”

Эстонец Тыну Кырвитс является романтически мыслящим визионером звуков. Его произведения открывают дверь из этого мира в мир будущий - мир мистических рассказов традиционного фольклора, мир мифов и подсознания. Хотя миры и являются разными, их всех объединяет мелодия, которая, как безмолвные слова, идет от человеческого духа. В опусе Dreamers (“Мечтатели”) для гобоя и скрипки также иногда как будто кажется, что тишина важнее, чем созданные композитором переплетения звуков.

Композитор Адольф Скулте, характеризуя своего воспитанника Вилниса Шмидберга, однажды сказал: “В его музыке нет ни одной лишней ноты!” “Я вынужден с ним не согласиться, я все еще борюсь с лишними нотами,” от души смеется сам Шмидбергс в разговоре с Рутой Паулой в программе “Klasika” Латвийского радио 3. Он рассказывает: “Вспоминаю, что сочинял Поэму в 1984 году в Доме творчества композиторов в Иваново, в 114 километрах от Москвы. Ее первыми исполнителями были флейтист Вилнис Страутиньш, гобоист Вилнис Пелненс, кларнетист Гиртс Паже, валторнист Арвидс Клишанс и фаготист Гунарс Эндзелис.”

Марина Грибинчик в беседе с Сандрой Недзвецка в журнале “Mūzikas Saule” говорит: “Если без этого наркотика – музыки – невозможно жить, то ничего не поделаешь – значит, музыка стала одним из твоих органов, который необходимо периодически тренировать. Раз человеку дана творческая энергия, ее необходимо реализовать, потому что, если она не реализована, она превращается в разрушительную энергию.” Композитор рассказывает: “В произведении Mystery of Bozon я музыкально фантазирую о процессах, которые могли бы происходить в Большом адронном коллайдере (Large Hadron Collider). Это моя первая композиция для духового квинтета.”

Если вы когда-нибудь почувствуете необходимость прояснить свои отношения с Петерисом Плакидисом, кажется, что отправной точкой пути будет камерная музыка. Необъяснимое раскрывается здесь в, казалось бы, классических средствах выражения и парадигмах лирической экспрессии. Необъяснимое - теплое и эмоционально близкое, но рационально непостижимое. Арнольд Клотиньш пишет, что песни Плакидиса — это не сольные песни, а стихи на музыку. Его инструментальные камерные произведения — это другой, отдельный мир. Совершенные отрезки драматургии, пышно струящиеся звуковые пиксели и дымчатое затенение. Неизбежная близость природы и кроткая покорность. Его главные посланники – кларнет и гобой, однако, не обходится без участия и других голосов. В аннотации к альбому квинтета духовых инструментов Carion читаем строки Ингриды Земзаре: “В “Прелюдии и пульсации” для квинтета духовых инструментов Петерис Плакидис прекрасно использует характерные тембры-образы духового квинтета, которые создают бесконечные концертные диалоги. как по вертикали фактуры, так и по горизонтали. И все это вырастает из немного аскетичной и очень яркой мелодики, в которой также слышатся интонации, характерные для более старых пластов фольклора.”
 



Программа

Арво Пярт (Arvo Pärt, 1935)
Summa
Solfeggio


Аге Веэроос (Age Veeroos, 1973)
Lausuja (“Шептун”)

Бронюс Кутавичюс (Bronius Kutavicius, 1932–2021)
Второй струнный квартет Anno cum tettigonia (“Год с кузнечиком”)

Тыну Кырвитс (Tõnu Kõrvits, 1969)
Dreamers (“Мечтатели”)

Вилнис Шмидбергс (Vilnis Šmīdbergs, 1944)
Поэма для духового квинтета 

Марина Грибинчик (1966)
Mystery of Bozon для духового квинтета 

Петерис Плакидис (1947–2017)
“Прелюдия и пульсация” для квинтета духовых инструментов 
 

Участники

Агнесе Канниня, скрипка
Кристиана Крускопа, скрипка
Клинта Клуце, альт
Карлис Клотиньш, виолончель

Марис Кугис, гобой
Агнесе Канниня, скрипка

Эгия Спроге, флейта
Петерис Эндзелис, гобой
Мартиньш Цирценис, кларнет
Артурс Шултс, валторна
Янис Семеновс, фагот
 

To top